Джордж Харрисон присоединяется к группе «Кворримен»

7 февраля 1958 г.

 

(условная дата, возможно, в один из следующих дней после демонстрации игры Джорджа на гитаре в автобусе)

 

Пит Шоттон: «В конце концов, мы согласились сходить с Полом к Джорджу домой, в рабочие кварталы Спика, чтобы лично посмотреть, чего стоит этот вундеркинд».

 

Лен Гарри: «Однажды Пол убедил Джона и остальных членов группы пойти послушать «гитарного виртуоза». Мы пришли к Джорджу домой в Спик».

 

Пит Шоттон: «Джордж оказался 14-летним подростком – он был даже младше Пола – и в представлении Джона, это ставило его в невыгодное положение еще до того, как мы услышали первые ноты его хваленой игры».

 

Джордж: «В школе я был самым маленьким, и я знаю, что Джона это страшно раздражало. Я выглядел лет на десять».

 

Джон: «Джордж выглядел еще младше, чем Пол, а Полу, с его детской мордашкой, на вид можно было дать лет десять. Это было уже слишком. Джордж казался совсем ребенком».

 

Пол: «К тому времени Джон уже поступил в школу искусств. Мне было пятнадцать, а Джону почти семнадцать. В то время эта разница казалась огромной. Мы хотели, чтобы нас считали взрослыми, и нас беспокоило то, что Джордж выглядит слишком молодо. Мы думали: «Он еще не бреется… Как бы сделать так, чтобы он выглядел постарше?».

 

Пит Шоттон: «Джордж, в свою очередь, испытывал благоговейный трепет перед толпой старших ребят, которые без предупреждения явились к нему домой, и за время первого свидания не произнес почти ни слова. Но, несмотря на всю свою нервозность, Джордж безупречно сыграл популярный инструментал Билла Джастиса «Грязный» (Raunchy), и даже Джон остался под большим впечатлением».

 

Лен Гарри: «Мы были в достаточной мере впечатлены его мастерским исполнением таких инструментальных композиций, как «Грязный» и «Буги на гитаре» (Guitar Boogie). Джордж должно быть был обнадежен нашей благосклонной реакцией, так как он стал заядлым поклонником и почитаателем Джона Леннона, к большому неудовольствию последнего, так как он видел в Джордже «всего лишь молодого парня».

 

Джордж: «Когда мы с ним [Джоном] познакомились, на его гитаре было четыре струны. Мать Джона показала ему несколько аккордов. У него была дешевая гитара с маленьким круглым резонаторным отверстием и всего четырьмя струнами. Джон даже не знал, что у гитары должно быть шесть струн. Он брал аккорды, как на банджо, широко растягивая пальцы. Я воскликнул: «Что ты делаешь?». Он думал, что так и должно быть. Мы показали ему правильные аккорды — Е, А и другие — и заставили его натянуть пятую и шестую струны».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)