Джордж Харрисон приобретает гитару «Хофнер Президент» (Hofner President)

25 января 1958 года.

 

(условная дата)

 

Луиза Харрисон: «Наконец Джордж продвинулся [в игре на гитаре] настолько, что я уже ничего в этом не понимала. «Ма, ты правда ничего не понима­ешь в гитаре?» — спросил он меня однажды. Я ответила: «Нет, не понимаю, но ты продолжай учиться. Я уверена, что ты добьешься своего». Он сказал: «Нет, я не в этом смысле. Мне нужна новая гитара, лучше. Эта больше похожа на губную гар­мошку. Есть ноты, которые невозможно взять, потому что их попросту нет на ней, как на некоторых губных гармошках», Такие вот дела с этой гитарой за 3 фунта. Я сказала: «Конечно, я помогу тебе купить новую». Новая гитара стоила 30 фунтов. Кажется, электрическая».


58-01-25-BC21

Энди Бабюк: «До прихода Джорджа Харрисона в группе «Кворримен» использовались только акустические инструменты».

 

Джордж: «Я думаю, многие люди утрачивали желание быть му­зыкантами, но те, кто продолжал иг­рать, меняли стиральные доски на ударные уста­новки, а чайные коробки на настоящие бас-гитары».

 

Джон Кроули: «Новой гитарой была акустическая «Хофнер Президент» (Hofner President)».

 

Энди Бабюк: «Гитары «Хофнер» появились в Великобритании в 1953 году».

 

Джордж: «Гитары «Хофнер» были либо белыми, либо светло-коричневыми. Моя была некрашеной».

 

Энди Бабюк: «Акустический «Президент» золотистого цвета, который приобрел Харрисон, был одной из лучших моделей в линейке «Хофнера» и стоил 32 гинеи (33,60 фунтов-стерлингов)».

 

Джордж: «Я получил то, что называлось «Хофнер» виолончельного стиля, с f-образными отверстиями (эфами) и одиночным вырезом, подобный немецкой версии «Гибсона».

 

Джон Кроули: «Гитара «Президент» была акустической, имела f-образные отверстия (эфы), вырез на корпусе для «доступности» нижних ладов, «компенсаторный» струнодержатель и «солнечную» отделку».

 

Джордж: «Хофнер-Президент» — первая настоящая гитара, которая у меня появилась. Она не была электрической, но за несколько фунтов можно было купить звукосниматель, который крепился к нижней части грифа, что я и сделал, — и гитара стала полуэлектрической. Или же можно было приставить головку гитарного грифа к какой-нибудь полости, к шкафу, буфету или двери, к тому, что могло вибрировать, и поскольку при этом звук резонирует, он несколько усиливался. Я часто играл на гитаре, приставив ее к шкафу. Гитары «Хофнер» оказались неплохими (особенно после маленькой за три фунта и десять шиллингов). У них был отличный диапазон.

Я мог сидеть с гитарой часами, пытаясь играть и разбираясь, что к чему. Зачастую я просиживал допоздна. Для меня это была не практика, а, скорее, учеба. Играть мне нравилось по-настоящему. Когда я купил новый комплект струн, я снял все старые, отполировал гитару, вычистил ее, и она стала безукоризненной».

 

Луиза Харрисон: «Пит тоже взялся за гитару. Помнится, первым получил ги­тару именно он. Купил за 5 шиллингов сломанную, склеил ее, собрал, натянул струны, и получилось прекрасно».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)