Пол Маккартни в группе «Кворримен»

21 октября 1957 г.

 

(условная дата)

 

Пит Шоттон: «Вскоре стало ясно, что Пол надолго останется в группе Джона. Хотя внешне их характеры казались полностью противоположными (несмотря на свою прическу как у «Тони Кертиса», Пол был довольно «сознательным» школьником, слушался старших и не разделял антиобщественных настроений тедди-боев) и того, и другого объединяла фанатичная одержимость рок-н-роллом. И если мне эта музыка просто нравилась, то Джон и Пол были совершенно зачарованы всем – от аккордовых гармоний до моделей электрогитар своих кумиров. Кроме того, их обоих очень привлекали совместные выступления для аудитории, и в этом смысле я остался в стороне. Все время, пока я состоял в «Кворримен», меня одолевали сильнейшие приступы «сценической лихорадки», даже сейчас при одной мысли играть для толпы незнакомых людей, у меня начинают дрожать коленки.

Прежде и Джон, и Пол почти все свободное время посвящали гитаре, иногда они даже брали ее с собой в туалет, поэтому нет ничего удивительного в том, что они начали при любой возможности репетировать вместе. Постепенно их рефлексы самозащиты пропали и они стали настоящими друзьями».

 

Джон: «Вместо того чтобы оставаться индивидуальностями, мы выбрали самый надежный способ — стали равными».

 

Джулия Бэрд (сестра Джона): «Когда Пол и Джон были уже вместе, Джон брал аккорды, как на банджо. А Пол играл на гитаре, держа ее грифом в другую сторону, потому что он был левша. Подумать только, это было началом «Битлз»!».

 

Эрик Гриффитс: «Я помню, как я сказал Джону: «Это же переломный момент в истории музыки! Верно, Джон?».

 

Колин Хэнтон: «Я думаю, Джон мог бы даже удовлетвориться обычной жизнью. Днем бы он ходил на работу, а по вечерам занимался бы музыкой. Могло бы выйти и так. По-моему Пол, этот парень, появился вовремя. Пол Маккартни стал бы Полом Маккартни, понимаете, либо сам по себе, либо с группой. И я думаю, что Джон прошел такой длинный путь благодаря именно ему, Полу».

 

Лен Гарри: «По-моему, он [Пол] был умным пареньком. Он хорошо учился в школе, у него были способности к языкам, математике и так далее. Он хорошо соображал. Я думаю, он считал своим долгом перед своим отцом Джимом хорошо учиться в школе. Но не только это. Видите ли, его мама очень рано скончалась. И Джим хотел, чтобы он хорошо учился. Я думаю, что он считал себя обязаным хорошо учиться в школе».

 

Росс Бенсон: «Джим Маккартни не одобрял этой дружбы. Ему не нравился рок-н-ролл и не нравился Джон Леннон».

 

Майкл Маккартни: «Папа отнюдь не питал к нему [Джону] дружеских чувств. Отец предупреждал Пола: «Сы­нок, он втянет тебя в неприятную историю». Но папа дей­ствительно придерживался своего принципа «терпимость и сдержанность». Пока папа, был на работе, Джон приходил к нам репетировать».

 

Джулия Бэрд (сестра Джона): «Я помню его [Пола]. Я очень хорошо его помню. И я знаю, что моей маме он нравился. Моя мама кормила его, жалела его. Мы помним, что он был симпатичным. Он не был красивым. Не был. Он был симпатичным. И я думаю, что он помнит и Джеки, и меня. А мы помним его. Но знаете, я не собираюсь сочинять разные истории. Я помню, как он приходил. Помню, как он приходил с Джоном, и мы знали, что он близкий друг Джона. Очень печально, что мать Пола умерла от рака груди, когда ему было 14 лет. И моя мать всегда жалела его, кормила, когда Джон приводил его. А когда он уходил, говорила: «Бедный мальчик, остался без мамы!» Это было трагично, не так ли?».

 

Пит Шоттон: «Обаяние и хорошие манеры Пола не смогли произвести должного эффекта на тетушку Мими, которая нередко захлопывала перед его носом дверь, особенно в тех случаях, когда Джон не мог справиться с ней. По ее мнению, Пол был единственным и главным виновником «пагубного пристрастия Джона к гитарам и рок-н-роллу». К тому времени Мими уже привыкла к моему присутствию, и я был одним из тех, кому в Мендипсе всегда оказывали благожелательный прием».

 

Лен Гарри: «Мими, мамуля, как ее звал Джон. Мы никогда не входили в ее дом через… она никогда не давала нам пройти через парадную дверь. «Обойдите, войдите через заднюю дверь!». Всегда только с черного входа. И я всегда думал: «Да, ее больше интересуют кошки, чем люди». Такое впечатление производила на меня Мими».

 

Колин Хэнтон: «Она [Мими] всегда напоминала мне библиотекаршу. Она всегда была такая, даже не знаю, строгая, что ли. То есть, это была дама, в присутствии которой нужно было следить за своими манерами. Лен [Гарри] не следил. Сам я, правда, проходил через парадную дверь, когда приходил к Джону. Я уж не знаю, почему. Меня всегда удивляло, что Лена пускали только через заднюю дверь, с Мими нужно было вести себя осторожно».

 

Эрик Гриффитс: «Тетя Мими, на самом деле, была не так уж и строга с Джоном. Она поступала как все обычные матери, ведь она и вела себя как его мать. Она старалась как-то ограничивать, сдерживать его. Она хотела, чтобы он учился, хотела, чтобы он занимался теми вещами, которыми было принято заниматься в 50-х годах».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)