Джон Леннон приступает к занятиям в Художественном колледже

2 сентября 1957 г.

 

(условная дата)

 

Хантер Дэвис: «Закончилось лето и начался новый учебный год».

 

Род Дэвис: «Я фактически никогда не играл с Полом, поскольку я ушел из «Кворримен» летом 1957 года. Я остался в школе «Кворри-Бэнк», а все остальные ушли: Джон Леннон, чтобы учиться в ливерпульском Колледже Искусств, Пит Шоттон, чтобы стать младшим полицейским и Эрик Гриффитс, чтобы стать учеником в Английской Электрической Компании».

 

Хантер Дэвис: «Осенью 1957 года Джон приступил к занятиям в Художественном колледже».


57-09-02-BC21

Филипп Норман: «Джон не совершил никакого великого подвига, поступив учиться в колледж искусств. В 50-е годы любой, у кого был хотя бы малейший проблеск креативных способностей, мог получить место в таком колледже, а заодно и щедрую стипендию. Считалось, что из этого большого количества поступивших лишь очень немногие будут заниматься настоящим искусством. Остальные станут учителями, дизайнерами и т.д. По окончании 4-х лет обучения в колледже Джон должен был получить диплом по искусству и дизайну. Т.к. ему не полагалась стипендия до достижения им 18-летнего возраста, он полностью зависел от Мими, которая обеспечивала его и давала ему еженедельно 30 шиллингов на проезд и обеды».


57-09-02-BC31

Хантер Дэвис: «С первого же дня в колледже Джон Леннон почувствовал себя парией. Девушки в черных чулках и коротких пальто с капюшоном, юноши в американских пиджаках презритель­но косились на тедди-боя, одетого в светло-синий костюм эпохи короля Эдуарда и с галстуком-шнурком на шее. С за­дранным кверху длинным носом и вечно прищуренными небольшими миндалевидными глазами, он и в самом деле казался странным».


57-09-02-BC41
57-09-02-BC51

Филипп Норман: «В первый день учебы в колледже Джон появился одетый в свой лучший серо-голубой костюм «тедди-боя» с узким галстуком и синие замшевые ботинки, о которых поется в известной песне Элвиса. Он был живой картинкой воинственного пролетарского рок-н-ролла среди поклонников джаза из среднего класса, тех самых, которые когда-то останавливали выступление «Кворримен» в клубе «Пещера».

 

Джон: «Я знал, что столкнусь там с толпой стариков, но считал, что должен все-таки попытаться стать кем-то».

 

Филипп Норман: «Наблюдательная девушка по имени Энн Мейсон, которая тоже начинала учебу в колледже, помнит, как мучительно неловко он выглядел, выделяясь среди других студентов, одетых в классическом стиле, и как он всеми силами сремился показать, что его это не волнует».

 

Энн Мэйсон: «Ему требовалось немало мужества, что­бы выглядеть таким посмешищем».

 

Филипп Норман: «Его одеяние «тедди-боя» сразу же отдалило Джона от однокурсников в их спортивных пиджаках, замшевых ботинках и толстых шетландских свитерах с засученными до локтей рука­вами. В 1957 году никому в Художественном колледже не нра­вился Элвис и рок-н-ролл; всем нравился традиционный джаз, игравшийся в подвалах при мерцающем свете свечей, вставлен­ных в пивные бутылки. Действительно, самой известной ливер­пульской группой тогда был «Мерсисиппи Джаз Бэнд», часто-слышимый по радио и в клубе «Пещера». Джон же ненавидел джазовую толпу с их свитерами и аттестатами зрелости».

 

Джон: «В Художественном колледже все принимали меня поначалy за стилягу («тедди»). Потом я стал больше похож на художника, как все другие ученики колледжа, но по-прежнему одевался, как стиляга, во все черное и узкие брюки. Артур Баллард, один из преподавателей, сказал, что мне следовало бы несколько изменить внешний вид и не носить такие вызывающе узкие джинсы. Он был славным малым, этот Артур Баллард, вступался за меня, когда меня хотели исключить. На самом деле я был не «тедди», а рокер. А стилягой я только притворялся.

Доведись мне встретить настоящего Тедди, с цепями и с его шай­кой, я бы со страха наделал в штаны. Я стал очень самоуверен­ным и постепенно вообще перестал обращать внимание на Мими. Пропадал целыми днями. Носил что хотел. Вечно приставал к Полу, чтобы и он плюнул на своего отца и надевал, что ему нравится».

 

Артур Баллард: «По сравнению с другими студентами Джон был очень молчаливым и тихим. Его работы не были особенно хороши, не хуже и не лучше работ остальных студентов. Его приятели относились к нему с симпатией и помогали исправлять ошибки. Я не помню Джона как лидера».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)