Первые барабаны Риччи Старки

24 декабря 1956 г.

 

Хантер Дэвис: «Первые, подержанные, барабаны отчим купил для Риччи еще в Ромфорде».

 

Ринго: «Когда кто-то из родных Харри умер, он поехал в Ромфорд и увидел там ударную установку, которую продавали за двенадцать фунтов. Вся семья сложилась, и он привез эту установку в Ливерпуль. Мне подарили ее на Рождество (прим. — в другом интервью Ринго сказал, что: «Он подарил мне ее в январе. Они стоили 10 фунтов)».

 

Харри: «Я привез их из Лондона в фургоне нашей фирмы. Потом, когда стоял на Лайм-Стрит и ловил такси, чтобы доехать до дома, уви­дел вдруг Джо Лосса. Я подумал, что если он поинтересуется, умею ли я на них играть, то ведь придется сознаться, что нет, не умею. Но Джо прошел мимо».

 

Ринго: «До тех пор дома я стучал по жестяным коробкам из-под печенья и по поленьям. Установка была отличная, это был уже не один барабан, а несколько: ведущий барабан, басовый барабан, хай-хет, один маленький тамтам, тарелки и педаль для басового барабана (мне больше не надо было дубасить по нему ногой). Как только я заинтересовался музыкой, я сразу взял три урока. Я думал: «Каждый вечер я буду учиться понимать музыку и учиться играть». Я отправился к одному человеку, который играл на барабанах, и он велел мне принести писчей бумагой. Он исписал ее всю, и больше я к нему не ходил. Мне не хотелось утруждать себя, все это казалось мне слишком скучным, я не выдержал.

Как только у меня появилась ударная установка, я поставил ее у себя в спальне, в задней комнате, закрылся там и принялся стучать. Наконец мне стали кричать снизу: «Эй, прекрати! Соседи жалуются!». Потом все повторилось, и больше я никогда не упражнялся дома».

 

Алан Клейсон: «К сожалению, «из-за шума», который приводил в ярость всех соседей, его мать разрешила ему стучать не более тридцати минут в день в ма­ленькой задней комнате».

 

Ринго: «Меня ужасно достало си­деть там и тупо долбить по установке — на ней же не сыграешь никакой мелодии».

 

Алан Клейсон: «На кухне, после ужина, Элси запрещала ему от­стукивать палочками по столу под музыку, которая звучала из радиоприемника».

 

Ринго: «А как раз такая прак­тика была мне и нужна. Играть на барабанах очень просто. Я всегда считал, что ударником песню не ис­портишь. Сначала наносишь основу, а по­том добавляешь ярких красок туда и сюда, но эти краски обязательно должны быть густыми и насыщен­ными; если где-нибудь имеется пробел, я должен по­стараться изо всех сил, чтобы как следует его заполнить. Я люблю такого рода бреши — ведь я их запол­няю».

 

Алан Клейсон: «Старки с гордостью утверждал, что он спокойно обходился без знания нотной грамоты, чтобы отстучать свою партию. Кроме того, Ричи не мог играть ровно, если темп был быстрее умеренного».

 

Ринго: «Я знаю, что не силен в этих технических штуч­ках, зато я знаю, как нужно двигаться, как покачи­вать головой и все в таком духе. Просто я люблю по­танцевать, но, к сожалению, сидя за барабанами, де­лать это невозможно. [В итоге] мне осталась единственная возможность потренироваться – [постоянно] играть в группе».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)