Джим Маккартни после смерти Мэри

25 ноября 1956 г.

 

(условная дата)

 

Хантер Дэвис: «Самые большие заботы свалились на Джима [Маккартни]. Он никогда не зани­мался домашним хозяйством — так было заведено его женой. А теперь, в пятьдесят три года, он должен был поднять двух мальчиков, двенадцати и четырнадцати лет, в самые их трудные годы. У него появились и денежные проблемы. Жена, работая акушеркой, приносила в дом денег больше его, что и отметил Пол с такой жестокостью. В 1956 году зарплата Джима составляла всего лишь 8 фунтов в неделю. Весь прочий рабочий люд стал ощущать какие-то признаки благоденствия, но как раз в хлопковой индустрии, где вы якобы должны были чувствовать себя спокойно всю жизнь, наступил спад».


56-11-25-CA21

Джим Маккартни: «Особенно тяжело бывало зи­мой. Возвратившись из школы, мальчикам приходи­лось приниматься за топку. Стряпал же я».

 

Пол: «После смерти мамы на нас свалилась уйма хлопот: мне пришлось топить печь и заниматься убор­кой. Но нам хватало времени и на развлечения».

 

Хантер Дэвис: «Очень помогали Джиму две его сестры — тетушка Милли и тетушка Джинни. Одна из них раз в неделю приходила на Фортлин-Роуд и дела­ла полную уборку в доме. Когда мальчики были ма­ленькими, тетушки часто забирали их из школы».

 

Пол: «К счастью, у нас были две тети. Тетя Милли и тетя Джинни приходили по вторникам, и этот день был для меня лучшим из всей недели, потому что я мог вернуться домой из школы и просто побездельничать. Меня ждал обед, я мог просто плюхнуться на стул или завалиться спать.

Я и сам научился готовить кое-какие блюда. Я сносный повар. Часто я брал банку помидоров и варил их, чтобы приготовить отличное томатное пюре. Даже когда мы начали приобретать известность, играя в клубах Ливерпуля, отец часто появлялся в клу­бе «Пещера» и совал мне пол кило сосисок на ужин. Он ждал, что вечером, вернувшись домой, я поджарю сосиски и приготовлю картофельное пюре — я до сих пор неплохо го­товлю его».

 

Джим Маккартни: «Но больше всего у меня болела голова оттого, что я не мог решить, как же мне вести себя как родителю. Когда была жива жена, я их ругал. Я строго наказывал их, коли заслуживали. Жена же была с ними доброй и мягкой. Если в виде наказания их лишали ужина, то именно она, чуть позже, приносила им в постель что-нибудь поесть. Теперь мне предстояло решить, кем же я буду: отцом, матерью или тем и другим; а может быть, положиться на них, стать их другом и выкарабкиваться всем вместе?

Мне часто приходилось полагаться на них. Я говорил им: «Когда вернетесь из школы, не заходите в дом, если там нет одной из ваших тету­шек». Иначе они начали бы приводить своих друзей, и превратили бы дом бог знает во что. Скажем, я возвращаюсь домой, а пяти яиц как не бывало. Сначала они не признава­лись; они, мол, понятия не имеют, что стряслось с яйцами, но потом раскалывались: «Ах да, вспомнили — мы угостили друзей яичницей». В общем и целом они вели себя хорошо. Но я очень тосковал по жене. Ее смерть подкосила меня».

 

Хантер Дэвис: «Майкл совершенно не понимает, как отцу удалось справиться с ними».

 

Пол: «Мы были ужасными, жестокими. Отец оказался большим молодчиной. И все это время у него не было женщины. Представить себе не могу. Пол очень многим обязан отцу. Оба мы ему обязаны».

 

Хантер Дэвис: «Братья только и делали, что издевались над его доморощенной философией. «Вот опять идет со своими двумя «остями», — говорили они про отца. Пото­му что Джим часто объяснял им, что две самые главные вещи на свете — это терпимость и сдержанность».

 

Джим Маккартни: «Терпимость — это исключительно важное качество. Они, напри­мер, как многие дети, смеялись над калеками. Я пытался объяснить, как бы им это не понравилось, окажись они сами на их месте. И сдержанность. Очень много бед случается из-за отсутствия сдержанности. Часто слышишь, как люди говорят: «Я бы повесил этого мерзавца», совершенно не задумываясь над тем, как на самом деле можно помочь такому человеку».

 

Хантер Дэвис: «Джим всегда думал о том, как сделать людям лучше. Он обладал природным обаянием и предупредительностью по отношению ко всем, но речь идет не об обходительности продавца, а о чем-то гораздо более глубоком и искреннем. Останься они на руках менее вдумчивого, менее отзывчивого отца, вся их жизнь после смерти ма­тери пошла бы наперекосяк.

От матери Пол унаследовал умение работать и преданность делу. Он из тех людей, которые в случае необходимости всегда добиваются того, что хотят. В определенном смысле Пол презирал школу со всеми ее испытаниями, экзаменами и прочим не меньше Джона. Но какая-то частичка в его натуре никогда не позволяла ему распуститься окон­чательно, вовремя заставляла включиться в любую тяжелую работу и совершить рывок, достаточный, чтобы наверстать упущенное. Джон в это время был совершенно неуправ­ляемым и не желал участвовать ни в чем. Полу это претило. Майкл считает, что смерть матери непосредственно повлияла на Пола в одном…».

 

Майкл Маккартни: «Все это началось сразу после смерти матери. Одержимость. Одержимость стала его спутником на всю жизнь. Потерял мать и нашел гитару? Не знаю. Может быть, в тот момент это помогло ему отключиться. Но отключиться от чего?».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)