Первая гитара Джорджа Харрисона

6 сентября 1956 г.

 

(условная дата)

 

Джордж: «Я услышал, что у Реймонда Хьюза, с которым я раньше учился в «Давдейле», но не видел его уже год, есть гитара, которую он собирается продавать. Она стоила три фунта десять шиллингов. Огромные деньги по тем временам, но мама дала их мне, я сходил к Реймонду и купил гитару».

 

Луиза Харрисон: «Однажды он сказал мне: «Тут у од­ного парня, в школе, есть гитара, за которую он заплатил 5 фунтов, но он уступит мне ее за 3. Купишь?». Я сказала: «Ко­нечно, сынок, если ты хочешь». В тот момент у меня была кое-какая работенка, я снова пошла в зеленную лавку, как до замужества».

 

Джордж: «Моей первой гитарой была маленькая, об­шарпанная, за три фунта и десять шиллингов».


56-09-06-CA21

Энди Бабюк: «Первой гитарой Харрисона был инструмент «Эгмонд».

 

Джон Кроули: «Это была акустическая шестиструнная гитара фирмы «Розетти», выполненная в испанс­ком стиле. Гитара была изготовлена в Голландии».

 

Энди Бабюк: «В Великобритании эту продукцию поставляла фирма «Розетти». Основная фабрика «Эгмонд» располагалась в голландском Бесте, к северу от Эйндховена, и выпускала дешевые гитары низкого качества для многочисленных европейских музыкантов. В Великобритании они продавались исключительно фирмой «Розетти», которая использовала свое имя на многих продуктах «Эгмонда». Харрисон приобрел этот инструмент в 1955 или 1956 году».

 

Джордж: «Гитара была изготовлена в Голландии фир­мой «Эгмонд» и стоила 3 фунта. Это была дрянная дешевая маленькая гитара, но в то время меня это не смущало».

 

Джон Кроули: «Эта испанская гитара с металлически­ми струнами, называемая в рекламном листке «самой деше­вой моделью в нашем крае» (цена — 4 фунта 7 шиллингов и 6 пенсов), официально считается первым инструментом Джор­джа Харрисона».

 

Джордж: «Я начал учиться на гитаре, когда мне было 13 лет, на старой испанской модели, которую мой отец купил за пятьдесят монет (2,50 фунтов-стерлингов). Забавно, как мелочи могут изменить всю вашу жизнь. Не спрашивайте, почему он выбрал гитару, а не губную гармошку или что-то еще. Они, конечно, не были популярны в то время. Во всяком случае, я изучил свои первые основные аккорды на ней».

 

Джон Кроули: «К сожалению, дебютная гитара Джорджа «Розетти» в нормальном виде не сохранилась. Обезглавленная, т.е. без грифа, она в середине 80-х вынырнула на одном из лондон­ских аукционов. А в 1995 году анонимный владелец гитары одолжил ее для демонстрации в Зале Славы рок-н-ролла в Кливленде».

 

Джордж: «С нижней стороны грифа я обнаружил винт. Как любознательный маль­чишка, я нашел отвертку, вывинтил его, и гриф отвалился. Поставить его обратно я не смог, поэтому положил на шкаф отдельно гитару и отдельно гриф».

 

Филипп Норман: «Чтобы отблагодарить свою мать за гитару, Джордж по утрам в воскресенье развозил заказы от местного мясника, Э. Р. Хъюджеса».

 

Луиза Харрисон: «Джордж хотел научиться играть сам, но не сумел. «У меня никогда ничего не выйдет», — говорил он. «Выйдет, сынок, выйдет, имей терпение». И он не бросал, брался за гитару снова и снова, разбивая в кровь пальцы. «Выйдет, сынок, выйдет», — повторяла я Джорджу. Он занимался до двух или трех часов ночи, а я сидела и слу­шала. И каждый раз, когда он говорил мне: «У меня никогда ничего не выйдет», я ему отвечала: «Ты добьешься, сынок, добьешься».

Честно говоря, даже не понимаю, почему я так его под­держивала. Наверное, потому что он хотел, и этого было для меня достаточно. Должно быть, я крепко запомнила, как много всего хотела в детстве, и как никто никогда не поощрял меня. Поэтому, когда к Джорджу пришло это увлечение, я помогала ему изо всех сил».

 

Джордж: «Мать действительно  поддерживала  меня. Главное, никогда ни от чего не отговаривала. Я мог заниматься, чем хочу. И отец тоже. Это было самое ценное в них. Когда детям ставят палки в колеса, они все равно рано или позд­но своего добиваются, так уж лучше не мешать им. Родители позволяли мне поздно приходить и даже выпить, если мне хотелось. В результате я покончил с ночными бдениями и выпив­кой, как раз когда все начали этим заниматься. Наверное, я по­тому и не выношу спиртного, что прошел через это в десять лет.

Когда мой отец служил в торговом флоте, он играл на гитаре. Но когда работы не стало, он покинул флот и продал гитару. Когда я начал учиться играть, отец сказал: «У меня есть друг, который умеет играть», — и созвонился с ним. Его звали Лен Хоутон, ему принадлежал винный магазин, над которым он жил. По четвергам магазин не работал, поэтому отец договорился, что каждую неделю я буду приходить к Хоутону на два-три часа. Лен показывал мне новые аккорды, играл такие песни, как «Дайна» (Dinah), «Милая Сью» (Sweet Sue), мелодии Джанго Райнхардта и Стефана Граппелли. И песни двадцатых-тридцатых годов, такие, как «Шепот» (Whispering). Это было очень любезно с его стороны».


56-09-06-FC21

Согласно Бобу Спицу, парень рядом с Джорджем, это его друг Артур Келли (Arthur Kelly), и этот фотоснимок сделан в 1957 году. Хантер Дэвис также датирует его 1957 годом. Также существует мнение, что эта фотография относится к 1956 году, и на ней рядом с Джорджем его первый учитель игре на гитаре, некто Лен Хоутон (Len Houghton).



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)