Вышла в свет пластинка Элвиса Пресли с песнями «Не будь жестокой» (Don’t Be Cruel) и «Охотничья собака» (Hound Dog)

13 июля 1956 г.

 

ru.wikipedia.org: «13 июля 1956 г. вышла в свет пластинка Элвиса Пресли с песнями «Не будь жестокой» (Don’t Be Cruel) и «Охотничья собака» (Hound Dog)».


56-07-13-BC21

Пол: «Такую музыку я любил. Бывали минуты, когда мне становилось тоскливо, но я слышал какую-нибудь песню, и она помогала мне воспрянуть духом. Мы с другом Йеном Джеймсом оба носили пиджаки в крапинку, с клапанами на нагрудных карманах и часто бывали на ярмарках и в тому подобных местах. А когда нам становилось паршиво, мы шли домой, ставили пластинку Элвиса «He будь жестокой» (Don’t Be Cruel) и успокаива­лись. Она способна исцелить любую тоску. Я не понимал, как делаются эти пластинки, просто волшебство какое-то.

Мне он [Пресли] больше всего нравился в 1956 году, когда он был еще молод и великолепен, когда у него блестели глаза, когда он блистал чувством юмора и отличным голосом. Он был бесподобным вокалистом. По­пробуйте как-нибудь подражать ему, как это делали мы, и вы поймете, что превзойти его нельзя. Видео «Жизнь Элвиса в 56-м» — классная вещь, но уже через год, когда он отпра­вился в Голливуд, его глаза утратили блеск. А в том фильме он ведет себя так, славно выступает перед полным залом вопящих девчонок, но при этом каждым жестом гово­рит: «Не верю я во все эти вопли». Он обыгрывал каждую строчку. Это был удивитель­ный концерт, который я до сих пор люблю. Элвис произвел на нас неизгладимое впечатление».

 

Пит Шоттон: «Но и тогда Джон еще не стремился петь, играть на гитаре и делать миллионы долларов, как Элвис. Нам казалось невозможным, что какой-то мальчишка со средними способностями из английской провинции сможет соперничать с профессиональ­ными достижениями Билла Хейли или Элвиса: для того, чтобы делать настоящую музы­ку, нужно было, прежде всего, иметь деньги, чтобы купить дорогие инструменты и оборудование, а для этого требовались годы нудных уроков и практики. А кроме того, звезды рок-н-ролла, как правило, были американскими».

 

Джон: «В нашем воображении Америка рисовалась страной молодежи. В Америке были тинейджеры, а в остальных странах — просто люди. Все мы знали Америку, все до единого. В детстве мы смотрели каждый американский фильм — диснеевские картины, фильмы с Дорис Дэй, Роком Хадсоном, Джеймсом Дином или Мэрилин. Все лучшее было американским: кока-кола, кетчуп «Хайнц», а я-то, пока не побывал в Америке, считал, что кетчуп «Хайнц» делают в Англии.

В те дни все мы считали Штаты не только лидером Западного мира, но и далекой мифической страной, чуть ли не Страной Фантазии. Поскольку никто из наших знако­мых там не бывал, наши впечатления о стране складывались в основном по голливудс­ким фильмам, особенно — вестернам и «о гангстерах», и исконному американскому экспорту — голубым джинсам и кока-коле. Все это убеждало нас в том, что США — это футуристический рай быстрых машин, быстрых обедов, быстрых денег и «быстрых жен­щин», то есть общество несравненно более перспективное и возбуждающее, чем наше собственное. С нашей колокольни рок-н-ролл казался нам квинтэссенцией американс­кой мечты.

Когда мне было пятнадцать лет, я думал: «Разве не здорово будет, если я когда-нибудь вырвусь из Ливерпуля и стану богатым и знаменитым?».

 

Пит Шоттон: «Вторым важным источником музыки был лучший друг Дональда Битти Майк Хилл. Помимо хорошего проигрывателя, Майк обладал и превосходной коллекцией американских пластинок. Я уж не помню, откуда они у него появились, быть может, его родственники жили или бывали в Штатах, но впервые с великими черными рок-н-ролль-щиками, в том числе и с Литтл Ричардом, мы познакомились именно через Майка. Дом Майка находился как раз на обратном пути из школы, а его родители днем всегда были на работе, поэтому послеобеденные часы Дональд, Джон и я часто проводили у Майка, непрерывно слушая Литтл Ричарда и объедаясь рыбой с картошкой».

 

Джон: «Тогда рок-н-ролл для нас был всем. Это было настоящее, остальное не важ­но. Он захватил меня, и это было единственное, чем я интересовался, когда мне было пятнадцать».

 

Джордж: «Став подростком, я впервые услышал песню Фэтса Домино «Я снова влюблен» (I’m In Love Again). Думаю, что это была первая пластинка с рок-н-роллом, которую я услышал».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)