Кончина Чарльза Эдвина Пауэлла, отца Синтии

25 июня 1956 г.

 

(условная дата)

 

Синтия: В школе экзамен «11 плюс» я провалила, и меня отправили учиться даль­ше в местную общеобразовательную школу. Я считала это провалом, потому как все мои близкие подруги успешно преодолели этот барьер. Всю свою любовь я отдавала рисованию и живописи, и несколько раз газета «Ливерпульское эхо» печатала мои работы на своей детской страни­це. Ох, как это радовало, как возбуждало! Богатство и слава… Местная девушка проявляет яркий талант… Моё богатство составило целый фунт стерлингов — по тем временам немалые деньги, тем более для маленькой девочки. Но меня возбуждали не деньги, а осознание того, что у меня хоть на что-то есть заметный талант. Вскоре мне предложили попробовать держать экзамен в Ливерпульскую Начальную Школу Искусств. Я не верила своему счастью. Наконец-то мне дали возможность доказать свои способности по предмету, который я обо­жала и который понимала. Экзамен я выдержала и впервые уже могла представить себе открывающееся передо мной будущее. Я просто мле­ла от восторга при мысли о том, что каждый день буду ездить на поезде в Ливерпуль, вместе с бизнесменами и солидными дамами. Я вдруг почувствовала себя светской дамой, хотя ходила ещё в носоч­ках и носила школьную форму. Дополнительным вознаграждением за сдачу экзамена был тот факт, что [через год] в 18 лет я смогу поступить в нас­тоящий Художественней Колледж. Ливерпуль — это город с характером, в котором живут интересные люди, тоже с характером, и теперь я стану частью всего этого!

Начальная школа искусств оправдала все мои ожидания. Учи­теля были прекрасные, их энтузиазм безграничен, поэтому и дети учились охотно, в духе здорового соперничества, а главное — они были счастливы. Качество ученических работ в те годы было прос­то поразительным. Я получила прекрасную подготовку, которая, я бы­ла уверена, поможет мне поступить потом в колледж. Но случилась беда. Когда мне было I7 лет, умер от рака мой любимый отец (прим. – скорее всего еще 16, так как по ее словам он умер в июне 1956 г.). Послед­ние полгода он тяжело болел, и за три месяца до его кончины ма­ме сказали всю горькую правду. Я усердно готовилась к экзаменам на аттестат зрелости, а в это время в муках умирал мой отец. Он таял у нас на глазах. Несмотря на вводимые наркотики, он понимал, что страшный конец не за горами и напоследок внушал мне, что после школы я должна найти какую-нибудь работу, чтобы зарабаты­вать деньги. Он понимал, что каждый лишний пенс нам пригодится.

Конечно, я знала, что отец тяжело болен, но никак не думала, что он умрет. Мои мечты о поступлении в колледж, которые я так долго и любовно вынашивала, вдруг оказались под угрозой. В то вре­мя я не могла и не хотела понять, почему жизнь бывает так жесто­ка. Дети бывают очень эгоистичными, когда чего-то не понимают, и я не была исключением.

Кончина отца [Чарльза Эдвина Пауэлла] в июне 1956 года была тяжким ударом для всей нашей семьи, но мы держались стойко, как и положено при таких трагических обстоятельствах. Я продолжала заниматься, приобрела постоянного дружка-ухажёра и, в конце концов, сдала экзамены на аттестат — сначала обычный, затем с отличием».


56-06-25-BC21

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)