Брайен Эпстайн в самоволке

1 ноября 1953 г.

 

(условная дата)

 

Хантер Дэвис: «В своем призыве Брайен оказался единственным выпуск­ником закрытой частной школы, не дослужившимся до офицер­ского звания. Но когда он, как всегда безукоризненно одетый, появлялся во время увольнительных в фешенебельных клубах Вест-Энда, его, конечно, принимали за офицера. После Олдершота ему «повезло», он получил назначение в лон­донские казармы «Риджент-Парк» — предел мечтаний всех мо­лодых офицеров. Это стало возможным благодаря нескольким звонкам родителей влиятельным людям. В Лондоне жила сестра Куини, тетя Фрида. Брайен приезжал к ней на обед каждый понедельник, а по вторникам звонила Куини, чтобы получить подробный отчет о его делах».

 

Филипп Норман: «Его армейская жизнь смягчалась обилием карманных денег, присылаемых из дома и относительной свободой после шести часов вечера. Сестра матери, тетя Фрида, жила в Хэмпстеде, примерно в миле от его части; ему не составляло особого труда добираться и до Вест-Энда. Он начал разгуливать, одетый как молодой гвардейский офицер — в шляпе-котелке, в форме с нашивками и со складным зонтиком».

 

Брайен: «То, что я не был выбран для подготовки в офицеры, не останавливало меня от попыток выдавать себя за офицера, и однажды ночью это навлекло на меня крупные неприятности. Обманным путем я достал поручение о командировке в Риджент-Парк и стал наслаждаться гражданской жизнью в Вест-Энде, так как у меня было много родственников в Лондоне. В ту ночь меня привезли назад в часть в большой машине. Она мягко притормозила у ворот казармы. Я пошел в часть, одетый довольно помпезно: котелок, костюм в тонкую полоску, зонтик через руку. Караул отсалютовал мне, начальник караула отдал честь, а два несчас­тных дезертира с гаупвахты, одетые в робу и с ведрами в руках, повернули голо­вы в равнении направо. Близорукий служащий, который сидел за соседним столом, уставился на меня и сказал: «Доброй ночи, сэр». Я прошел мимо, ничего не ответив. Но дежурный офицер повел себя иначе. Он вышел из-за угла неслышно, как кот, и рявкнул: «Рядовой Эпстайн. Завтра в 10 часов утра вы явитесь в штаб. Вы обвиняетесь в выдаче себя за офицера».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)