Архив за месяц: ноября 1953

Театр — увлечение Брайена Эпстайна

28 ноября 1953 г.   (условная дата)   Филипп Норман: «Другой страстью Брайена Эпстайна [после классической музыки], не потускневшей с детских пор, был театр. Два театральных столпа тогдашнего Ливерпуля — «Плэйхаус» и «Королевский двор» — были окружены дюжиной маленьких, но процветающих балаганов. Позади «Королевского двора» находился настоящий закулисный район пабов и гос­тиниц с барами, в […]


Брайен Эпстайн руководит отделом грампластинок

17 ноября 1953 г.   (условная дата)   Филипп Норман: «Впечатления от армии вскоре стерлись в памяти, и Брайен Эпстайн снова стал элегантным и целеустремленным молодым ливерпульцем. Он упор­но работал во благо семейного бизнеса с каким-то все усиливавшимся на­слаждением. Пристройка к магазину «НЕМС» вскоре расширила ассортимент товаров от пианино и радиоприемников до электро­проигрывателей. Гарри Эпстайн […]


Брайен Эпстайн уволен из армии

10 ноября 1953 г.   (условная дата)   Хантер Дэвис: «Консилиум психиатров постановил, что военная служба противопоказана рядовому Эпстайну. Врачи сошлись на том, что психика, эмоциональное и интеллектуальное состояние Брайена категорически несовместимы с военной службой. Спустя год он, отслужив в армии половину положенного срока, был комис­сован по состоянию здоровья. Как и положено в армии, ему […]


Брайен Эпстайн содержится в казарме

2 ноября 1953 г.   (условная дата)   Филипп Норман: «На следующее утро Брайен был обвинен в том, что выдавал себя за офицера».   Брайен: «Несколько дней меня держали в казарме. Для меня это бы­ло худшим из наказаний, так как это лишало меня моего единственного утешения — свободы Лондона после 6 вечера. За 10 месяцев […]


Брайен Эпстайн в самоволке

1 ноября 1953 г.   (условная дата)   Хантер Дэвис: «В своем призыве Брайен оказался единственным выпуск­ником закрытой частной школы, не дослужившимся до офицер­ского звания. Но когда он, как всегда безукоризненно одетый, появлялся во время увольнительных в фешенебельных клубах Вест-Энда, его, конечно, принимали за офицера. После Олдершота ему «повезло», он получил назначение в лон­донские казармы […]