Пол Маккартни поступает в Ливерпульский институт

9 сентября 1953 г.

 

Бэрри Майлз: «Пол поступает в «Ливерпульский институт» (The Liverpool Institute)».

 


53-09-09-BC21

Хантер Дэвис: «В 1953 году Пол с легкостью сдал экзамены на одиннадцать с плюсом и поступил в ливерпульский «Институт». Это была самая извест­ная в Ливерпуле средняя школа. В 1825 году в Ливерпуле основали Институт механики, отсюда она и получила свое на­звание».

 

Филипп Норман: «Основанный в 1830 году как Механический институт для спо­собных ремесленников, он позже разделился на среднюю школу и художественный колледж».

 

Хантер Дэвис: «В этом же здании располагался и Художественный кол­ледж, который до 1890 года являлся частью «Института». Ливер­пульский университет имеет такое же происхождение. «Институт» стал обычной средней мужской школой примерно к концу прошлого века. Среди его выпускников — Артур Аски, Джеймс Лейвер, министр юстиции Моррис и Сидней Силвермен».


53-09-09-BC3153-09-09-BC41

Филипп Норман: «За массивными чугунными воро­тами находился внутренний двор, оставшийся неизменным с викторианских времен — с газовыми фонарями над дверью каждого класса; эти фонари иногда зажигались в особенно-пасмурные зимние дни. Над главным входом был высечен де­виз школы: «He только для самих себя, но и для блага всего мира» (Non nobis solum, sed toti mundo nati»)».


53-09-09-BC51

Пол: «Я ходил в старую, когда-то бывшую частной школу под названием Ливерпульский институт. В здании было очень темно, сыро и мрачно, как в школах из романов Диккенса. Нам было уже по одиннадцать лет, поэтому мы попадали в третий класс, хотя, как правило, в школе начинали учиться с девяти лет. Все это выглядело странно. Почему я учусь в третьем классе, хотя только пошел в школу?».

 

Хантер Дэвис: «Майкл тоже сумел сдать экзамены в «Институт», но через некоторое время оказался в самом слабом потоке. Пол учился превосходно и всегда был среди сильнейших».

 

Пол: «Многие терпеть не могут школу. Мне там тоже не слишком нравилось, но я не испытывал ненависти к ней, а кое-что мне даже было по душе. Я любил уроки английской литературы, потому что их вел отличный учитель. Что мне не нравилось, так это когда мне говорили, что и как делать.

Я рос в Ливерпуле с ограниченным кругозором. Во время учёбы он, к счастью, расширился, но ненамного. Изучение географии, скажем, заключалось в том, чтобы затвердить, что «валовой внутренний продукт Перу составляет десять тысяч мегатонн угля в год». Такое преподавание просто отбивало всякое желание учиться, и только мой учитель английского смог показать мне, что можно получать удовольствие от литературы. Да, все мы проходили Шекспира в школе. И мне это всегда нравилось. Хотя кто-то зубрил его тексты без желания, как все остальные уроки, в них есть такие вещи, которые откладываются у тебя в голове, хочешь ты этого или нет. Что-то из стихов, которые я заучил к экзаменам, осталось со мной на всю жизнь, и по мере взросления я начал ощущать их действительную значимость.

По поводу книг [из оказавших на меня наибольшее влияние], наверное, я бы назвал какую-нибудь из тех, что читал еще в школе — например, «Возвращение на родину» Томаса Гарди. Еще мне нравится «Высокая надежность» Ника Хорнби. He то чтобы эти книги на меня как-то повлияли, но они мне нравятся».

 

Филипп Норман: «Среди сотен учеников школы Пол Маккартни ничем не выделялся, он этого и не хотел. Его черный пиджак был всегда опрятен, волосы смазаны брильянтином и аккуратно приглажены. Он был довольно общительным, но с долей сдержанности. Одноклассники не называли его по фамилии, но и не при­своили ему никакой клички. Называли просто Пол. Лишь его близкий друг Айвен Вон был исключением из этой предупре­дительной почтительности. Учеба в «Институте» влекла за собой [для Пола] длительное автобусное путешествие из «Спика» в центр Ливерпуля и дальше — вверх по Маунт-Стрит, за англиканский кафедральный собор, где портики «Института» высту­пали на круто поднимающуюся в гору булыжную мостовую».

 

Пол: «Автобус, идущий до школы, всегда бывал переполнен, но я за пятнадцать минут доходил до пирса, откуда отправлялись автобусы, и тогда мне удавалось занять одно из сидений (на верхнем этаже, впереди или сзади, в зависимости от настроения). Позднее в моей жизни начался период, когда я, сидя на втором этаже, воображал себя Диланом Томасом или кем-то еще или же читал пьесы Беккета и Теннесси Уильямса».

 

Нил Аспинал: «Я познакомился с Полом, когда нам было лет одиннадцать, хотя подружились мы несколько лет спустя. С ним я учился, в средней школе. В первый год мы попали в один и тот же класс, а потом продолжали учебу на разных потоках».

 

Тони Бэрроу: «Нил родился в октябре 1941 года на севере Уэльса в Престатине, куда его мать переехала из Мерсисайда во время второй мировой войны. Вернувшись в Ливерпуль, он изучал искусство и английский язык в ливерпульском институте вместе с Полом Маккартни».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)