Джону Леннону 6 лет

9 октября 1946 г.

 

(условная дата)

 

Хантер Дэвис: «Уже через пять месяцев он [Джон] читал и писал».

 

Мими: «Директор школы мистер Эванс говорил мне, что этому мальчику палец в рот не клади. Он может все, но только если захочет. Ничего обязательного он делать не желает».

 

Филипп Норман: «Джон учился хорошо, он любил спорт, особенно бег и плавание, но был совершенным профаном в футболе. Оказалось, что у него слабое зрение. Именно поэтому, полагали учителя, его школьные сочинения выглядели так странно. Почти каждое слово выходило из-под его пера измененным. Вместо «крошка» у него получалось «хрюшка» и т.п. Он любил читать, писать, рисовать красками и цветными мелками».

 

Хантер Дэвис: «Мими любила его как сына. Была достаточно строгой, не баловала, но ни разу не ударила, ни разу не крикнула. Телесные наказания и брань она считала ро­дительскими слабостями. Самое страшное наказание состояло в том, чтобы не замечать Джона».

 

Мими: «Он не выносил этого. «Мими, это же я, почему ты меня не замечаешь?» — приставал он».

 

Хантер Дэвис: «Если Джону хотелось побаловаться, к его услугам был дядя Джордж — слабое звено в воспитательной системе Мими».

 

Мими: «Я то и дело находила под подушкой Джорджа записочки от Джона: «Дорогой Джордж, пожалуйста, выкупай меня сегод­ня ты, а не Мими». Или: «Дорогой Джордж, возьми меня в «Вултон Пикчерз» (прим. — Woolton Pictures — название кинотеатра).

 

Хантер Дэвис: «По воскресеньям Мими следила, чтобы Джон посещал уроки закона божьего и пел в церковном хоре. Существо­вали, однако, и другие удовольствия, правда, меньшего масшта­ба. Такие, как — участие в большом пикнике, который местный детский дом Армии спасения устраивал каждое лето. Едва заслышав звуки оркестра Армии спасения, Джон начинал подпрыгивать и кричать: «Мими, скорей! Мы опоздаем!»

На первый взгляд жизнь с любящей, ласковой, но твердой Мими казалась вполне благополучной. Джулия время от времени появлялась в жизни Джона. Она появлялась неожиданно и затем так же неожиданно исчезала и не показывалась месяцами».

 

Мими: «Один или два раза Джон спрашивал меня о Джулии. Но я не хотела посвящать его в подробности. Как можно? Ведь он был счастлив. Неужто стоит ему знать, что его отец не слишком-то порядочный человек, а мать нашла себе другого? Джон был так счастлив, он все время пел».

 

Джулия Бэрд (двоюродная сестра Джона): «Один из моих старших двоюродных братьев как-то сказал, что в детстве «Джон был на редкость счастлив». Чепуха! Однажды Джон назвал себя «социальным и психологическим калекой», потому что он был оторван от своей матери и жил с Мими. Это были слова Джона. Когда я это услышала, то не могла сдержать слез. Семья! Где их умы? Они в облаках воображаемого мира».

 

Джон: «Мими объясняла, что мои родители разлюбили друг друга. Она ни разу не сказала прямо ничего плохого об отце или матери. Вскоре я забыл отца. Будто он умер. Но мои чувства к ма­тери оставались неизменными. Я часто думал о ней, и до меня просто не доходило, что она живет всего лишь в пяти или десяти милях от меня. Однажды она появилась в доме с разбитым лицом, ви­димо, произошел какой-то несчастный случай. Я хорошо помню, что на ней было черное пальто. У меня не было сил смотреть на нее, и я вышел в сад. Я продолжал любить ее, но это меня не касалось. Быть может, это была обыкновенная трусость. Но я хотел заста­вить замолчать все свои чувства, все эмоции».

 

Хантер Дэвис: «Вероятнее всего, в тот раз она получила хорошую взбучку, поскольку, когда Дайкинс напивался, он становился буйным. Сестра вместо утешения осыпала ее градом упреков, и Джулия стре­лой вылетела на улицу. Старшая кузина Джона Лейла Хар­ви была в тот день дома. Она вспоминает, как смутилась, когда Мими в присутствии Джона обрушилась на Джулию со словами: «Ты недостойна быть матерью этого ребенка!»

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)