Фред Леннон покидает Нью-Йорк

13 января 1944 г.

 

Хантер Дэвис: «Джон смутно помнит дни, проведенные им в семействе Стэнли. Фред плавал, за ним присматривала мать; в то время ему было около четырех лет».

 

Джон: «Пенни-Лейн — район, где я жил с матерью, отцом (впрочем, мой отец был матросом и почти все время проводил в море) и дедом. Мы жили на улице Ньюкастл-Роуд. Это первый дом, который я помню. Удачный старт: красные кирпичные стены, гостиная, которой никогда не пользовались, задернутые шторы, картина с изображением коня и кареты на стене. Наверху помещалось только три спальни; окна одной выходили на улицу, второй — во двор, а между ними была еще одна крохотная комнатка. Однажды дед взял меня погулять на Пир-Хед. Я был в новых башмаках, которые мне ужасно жали. Дед перочинным ножом разрезал задники, и тогда мне стало удобно».


44-01-13-BC21

Хантер Дэвис: «Из рассказов матери у Джона сложилось впечатление, будто было и такое время, когда они с Фредом жили счастливо».

 

Джон: «Она [Джулия] часто вспоминала, как им было весело вместе. Фред, наверное, неплохо пел. Он присылал нам программы судовых концертов, в которых значилось и его имя, — он пел «Начинается Бегуэн» (Begin the Beguine)».

 

Хантер Дэвис: «Джулия, если послушать ее сестру, тоже только и делала, что пела».

 

Мими: «Она была веселая, остроумная, выдумщица. Никогда не принимала ничего всерьез. Жизнь была для нее игрой. Она совершенно не разбиралась в людях, а если и раскусит кого, так поздно. Не она находила грех, — грех нахо­дил ее».

 

Хантер Дэвис: «13 января 1944 года, когда на борту судна «Самотрейс» Фред покинул Нью-Йорк, он, сойдя на берег, отправился искать справедливости у британ­ского консула. Тот не проявил никакого интереса к его проблемам и приказал Фредди немедленно выйти в море, не требуя повышения оплаты. Ему снова предложили «Либерти». Фред ответил, что желает быть главным официантом на «Королеве Мэри». Тем не менее, его все-таки водворили на «Либерти» — судно направ­лялось в Северную Африку. Фредди получил назначение на «Саммекс», который должен был отправиться в Алжир 9 февраля. Вскоре он заметил, что все члены экипажа, за исключе­нием капитана и радиста, замешаны в делах, связанных с черным рынком. Однако по прибытии в Бон (старое название алжирского города Аннаба) под арест по­пали не контрабандисты, а Фредди Леннон. Патруль в пор­ту застал его за распитием бутылки пива, которая не значи­лась среди груза, перевозившегося на этом судне».

 

Фред Леннон: «Однажды кто-то из поваров попросил меня пойти в каюту и принести оттуда бутылку. Я как раз пил, когда заявилась по­лиция. Меня обвинили в том, что я вскрыл груз. Чепуха. Меня тогда еще и на борту не было. Но вся команда отбоярилась, кро­ме меня. «Пойман с поличным» — вот что мне припаяли. Я за­щищался, но, ни черта не вышло».

 

Хантер Дэвис: «Его швыр­нули в грязную военную тюрьму».


44-01-13-CB21

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)